0

В тренерской бригаде гандбольной «Лады» пополнение

38-e1569329625110-368x325

Федерация гандбола России утвердила дозаявку «Лады», в которую включена олимпийская чемпионка 2016 года Татьяна Ерохина, теперь уже официально — новый тренер вратарей.

— Наши поздравления, Таня, с узаконенным вступлением в должность! На скамейке запасных тольяттинской команды мы тебя увидим уже в ближайшей игре?

— Да. Собираюсь в столицу на матч с ЦСКА. Со мной все происходит стремительно в последнее время. Раньше нынешнего лета, если честно, я никогда не думала о тренерской карьере. А в августе мне позвонил Расул Вагидович Батталов и сказал, что вратари в команде остались сами по себе. Директор клуба предложил мне эту ситуацию исправить. Я подумала: почему бы и нет? Захотелось передать свой опыт. Да и просто стало жалко девочек. По себе знаю, как скучно вратарям без тренера. Сам себя ты не заставишь работать так, как это получится при нем.

— Венцом твоей игровой карьеры явился «золотой» матч на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Часто ли пересматриваешь тот эпохальный финал?

— Ни разу этого не делала, не считая одного случая в кафе, куда мы заехали пообедать примерно через месяц после Рио. Просто сидели, переключали телеканалы и наткнулись на повтор трансляции. Но долго не смотрели. Быстро покушали и уехали. Эмоции от той победы до сих пор еще живы, и мне их хватает. Большего не надо, поэтому особого желания пересматривать те игры у меня нет.

— Помнишь ли свои ощущения перед решающим матчем, в котором тебе удалось отразить почти сорок процентов бросков? Поймала кураж или что-то еще?

— Мы все были уверены тогда в себе. После успеха в полуфинале с норвежками чувствовали, что француженкам в решающей игре победу не отдадим. Эти внутренние ощущения процентов на девяносто давали уверенность в том, что все сложится хорошо. Так и произошло.

— Считаешь ли тот матч самым ярким в своей жизни?

— Скорее да, чем нет (смеется). Олимпиада – вообще самое значимое событие для любого спортсмена. А победная финальная, да еще и последняя в личной карьере игра – это ярче всего. Нечто подобное я, возможно, испытывала в играх Лиги чемпионов за «Ладу», когда меня только-только начинали привлекать в первую команду в пару к Маше Сидоровой. Но это было очень-очень давно.

Звездный час Ерохиной пробил в финале Олимпиады-2016.

— Когда ты ехала в Рио, уже знала, что после Игр-2016 больше не выйдешь на площадку?

— Никто из нас ни о чем таком не думал. Хотя контракт с «Ладой» у меня в конце лета заканчивался. Но мы жили тогда одним днем. Все мысли были связаны исключительно с Олимпиадой. А после нее я поняла, что устала от гандбола. Захотелось быть постоянно с семьей.

— Чем себя занимала в дальнейшем?

— Нигде не работала, отдыхала от спорта. Старшей дочери после Рио было всего три годика. Водила Алёнку в сад, на всякие развивающие занятия, записывала в разные кружки, отдавала в каратэ. Мне все это, включая готовку и уборку, доставляло удовольствие. Хотя считается, что домохозяйка — самая неблагодарная работа: нет ни выходных, ни отпуска, ни зарплаты (смеется)… Потом родилась Злата.

— Необычное имя…

— Мы долго его подбирали. Лишь спустя неделю после родов пришли к решению. Я у бабушки тогда спросила: у нас были рыжие в семье? Она ответила: да. И я поняла, что наша малышка так златовлаской и останется. Злата Павловна, по-моему, очень хорошо звучит. Ко мне сегодня Ирина Близнова на утренний кофе забежала. В очередной раз взглянула на дочку и воскликнула: «Ну, она у тебя прямо Злата! Ей никакое другое имя вообще не подойдет».

— Каким видишь будущее своих дочерей? Не по твоим ли стопам они пойдут?

— Старшая уже пошла. Мы ее записали в экспериментальную группу шестилетних гандболисток к Нине Борисовне и Оксане Викторовне (Савиновой и Роменской. – Авт.). На каратэ она год отходила без удовольствия. А сюда сама рвется. Со мной на тренировках бывать любит — на скакалке скачет, просит мячик ей побросать. Она у нас очень активный ребенок. Пускай выплескивает свою энергию и уж лучше тут после садика устает, чем где-нибудь еще. Младшая недавно в ясельную группу в тот же садик пошла. Ей — год и семь. Подрастет – решим, куда ее отдать.

— Сама ты ощущаешь, что находишься теперь в своей стихии?

— Да, я как будто вернулась домой. Пока все нравится. Подстегивают слова Любови Александровны Коротневой, которая надеется, что воспитала не только хорошего вратаря в моем лице, но и хорошего тренера. Она еще в мае посоветовала мне попробовать в этом деле себя.

— Получается, ты все же несколькими месяцами раньше официального приглашения из «Лады» начала задумываться о своей нынешней профессии?

— Выходит, так. Вера и поддержка таких людей, как Любовь Александровна, очень приятна и крайне важна. Вижу, что и у наших вратарей глаза горят.

— Твоя партнерша по золотой олимпийской сборной Ирина Близнова, о которой мы уже заговорили, спустя три года после Рио возобновила игровую карьеру. А тебя такая же шальная мысль не посещала?

— Во-первых, Ира меня младше на два года. Хотя, конечно, есть примеры, когда вратари играли и в 55 лет, как Павел Алексеевич Сукосян. Шана Массон в свои сорок перешла в ЦСКА. Посмотрим, что из этого получится. Но я бы сама так не хотела. Здоровье не даст. То тут теперь болит, то там. Я Ире иногда говорю: вспомни наши сборы в Сочи перед Олимпиадой. Когда я сама это делаю, вообще ничего не хочу! А вот она – молодец! Команде очень нужен такой опытный игрок.

— Какие цели ты ставишь перед собой?

— Выиграть когда-нибудь золото с «Ладой», но уже в качестве тренера вратарей. И дальше побеждать и побеждать. Хочется, чтобы наши голкиперы хорошо играли, показывали как можно более высокий процент отраженных бросков.

— Сама ты долгие годы воспитывалась по методике и под руководством Любови Коротневой-Каляевой. Можешь сказать, что многое переняла у нее?

— Да, ведь нас с ней связывают целых шестнадцать лет. Павел Алексеевич в сборной до Олимпиады со мной качественно потрудился – это тоже даром не прошло. А Коротнева вообще, я считаю, – основоположник вратарского искусства в российском гандболе. Когда она в 2003 году приехала сюда в Тольятти, «Лада» стала единственной на тот момент командой, в который был специалист по вратарям. По другим клубам это распространилось потом. Сейчас, правда, Любовь Александровна признается, что теперь бы уже так не передавливала, работая со мной, как это делала на первых порах. И ее нынешним подопечным достается куда меньше, чем когда-то доставалось мне.

— А свои собственные наработки у тебя есть?

— Ну, конечно. Ведь я долгое время играла в гандбол. И у меня еще свежи личные воспоминания об игре. Что-то свое я привнести могу.

— Какого ты мнения о нынешней тольяттинской бригаде вратарей?

— Я считаю, что она у нас очень хорошая! Это сплав молодости, опыта, зрелости и многого чего еще. У девочек все есть. Я им говорю, что у нас лучшая вратарская линия в России, потому что действительно считаю так!

 

ГК «Лада»